по эту сторону границы
каждый поёт свою песню.
боже мой, не проси танцевать на погосте,
боже мой, говори по возможности тише.(с)


А у меня - самое тёмное время в году, ледяным ветром в форточку, слишком быстро остывающим кофе, голосом Бутусова в плеере. Как колодец чёрной, ледяной воды. И ведь не в первый раз, как не в первый раз задумываюсь о том, что пора бы уже иметь в багаже хотя бы один рецепт против его недоброй магии. Но тут всё - обречённость и одержимость, без вариантов спастись.
Но как, чёрт возьми, невозможно горячий кофе успевает так остыть, уместившись в промежуток между вдохом и вдохом, в тёплой комнате с плотно закрытым окном? Как можно было слушать эту же самую музыку в четырнадцать лет, когда уже срывает крышу от знакомого до последних оттенков интонаций голоса, но ещё безнадёжно далеко до хотя бы смутного понимания того, о чём этот голос и для чего. Я до сих пор не понимаю его, наверное. Но он так идеально вписывается в моё безвременье, что ой. Чёрт с ним, с кофе. Пусть поёт и не останавливается.
Я катастрофически не умею о таких вещах словами, когда за окном самое тёмное из времён - не умею вдвойне. "Здравствуй, дорогой друг. Знаешь, я..." - и письмо летит в специальный ящичек для неудачных писем, к концу декабря он будет полным. С горкой. Потому что, знаешь ли, дорогой друг, я сама сейчас ничего не знаю, кроме того, что здесь слишком мало солнца и слишком не хочется просыпаться.
Если ты не придёшь хотя бы во сне, я сломаюсь, сотрусь в пепел и развеюсь по ветру.
Если ты не придёшь - я пойму, что любую зиму в силах переждать в одиночестве. Так что...
"Хэй, чувак. Знаешь, я... совершенно тебя не жду больше.
Где-нибудь в апреле спишемся?"

@темы: изнанка, и это пройдёт, phantomschmerz